megaelephant: (Купание)
Сегодня моему деду исполнилось бы 95. Его нету уже шестнадцатый год. И мне очень скучается без него.
Он окончил артиллерийское училище 20 июня 1941 года, было тепло и наконец эта учеба закончилась, но утром 22 началась война. Он был на ней с первого дня и закончилась для него она после дня победы, потому что немецкая группировка в Чехословакии не признавала капитуляцию и вела бои что-то вроде до 16 мая. Он был капитаном, ему только исполнилось 24. Он конечно должен был быть кем-то постарше, но ранения и звания в госпитале его не находили. Да и важно ли это. В госпитале он познакомился со своей будущей женой, моей бабушкой.
Он не говорил о войне, а когда я был маленький, я постоянно спрашивал. Каждое девятое мая я ездил к бабушке с дедушкой. Каждый раз я просил что-то рассказать, но он был немногословен, может быть пару забавных историй, просто о кусочках мира в мясорубке, о том, что просто называется жизнью. Война была внутри него, он не делился этим, моему отцу он тоже ничего не рассказывал. Он показывал мне свои ранения, икру, исполосованную, которую таким образом спасли от гангрены и, соответственно, от ампутации. Ему прострелили правую руку, поэтому он научился делать все и левой...
Я пытаюсь понять, как бы он реагировал бы на всю эту вакханалию, на то, что сделали с этим самым печальным праздником, залитым кровью и слезами, полным трупов и истерзанных душ, покалеченных жизней и судеб. С этими ленточками, которые назвали не гвардейскими, а георгиевскими, с военной техникой на Красной площади, с возвращением Сталина... Ну и как он воспринял бы всю эту агрессию, которая льется ото всюду. С тем, что русские воюют с украинцами, что русские воевали с грузинами...
Я верю, что он бы конечно, конечно бы осудил это все. Что не повелся бы на пропаганду. Я хочу верить и в то же время боюсь.
Впереди день победы, самый главный праздник, как мне казалось, день победы человечества над фашизмом. А теперь, получается, что я сам живу в фашистской стране. И вот, как и говорили, фашисты будут называть себя антифашистами. А вокруг них одна фашня. Вот такой поворот, пророческий.
Девятого мая... Дедывоевали, можемповторить, ленты, дети в гимнастерках...
И вот, что ещё обидно, что никто не говорит про спасибо бабушке за победу. Потому что без них бы не было её! Они были на заводах, в окопах, в полях, в лесах. Они ковали, они трудились, поднимали.
Мамина мама, бабушка, из блокадного Ленинграда, приписав себе два года, четырнадцатилетней девочкой, ушла в партизанский отряд. Вся её семья погибла, а она ползала по ледяным болотам, сутками неспавшая, подрывала мосты и железные дороги... С осколками в груди она потом учила детей в школе, родила двух дочерей. И ни слова спасибо, все дедам. У войны не женское лицо. Женщин забыли. Да что говорить, все уже забыто, все опошленно. Прошло-то только семьдесят один год...
И да, все время в голове Евтушенко, хотят ли русские войны... И не нужно уже спрашивать у берез, нет. Они хотят. Дожили. Увы.
Слёзы.
megaelephant: (Deeper than you think)
7 мая у моего деда день рождения. Ему исполнилось бы 94. Но вот уже пятнадцатый год его нет в живых. 41 день нету Ба, которая прожила с дедом пятьдесят четыре года. Ей исполнилось 89.
Листал его стихи. Оно написано 22 июня 2000, пятнадцать лет назад.

Стариковская память с годами слабеет,
Из былого уж много окутано тьмой,
Но никто, кроме смерти, стереть не сумеет,
Что записано памятью страшной войной.
Скорбной тризной сегодня мы вновь поминаем
И погибших родных, и друзей фронтовых,
И бокалы в их память и честь поднимаем,
Вспоминая живыми парней молодых.
Месяцами мы мерзли и мокли в окопа,
Под снаряды и пули в атаки мы шли
И от Волги прошли половину Европы,
Но в боях миллионы нас в землю легли.
Победивши, Россия счастливой не стала.
Виноваты в нем власть и покорный народ,
Власть народом, как стадом скота, помыкала,
А народ ей позволил заткнуть себе рот.
Снова Сталин душил нас жестоким террором,
Вольнодумцев душил или в тюрьмы сажал.
Отделившись от мира железным забором,
Он к несбыточной сказке нас силою гнал.
И потом мы свободного слова боялись.
Осторожность, как высшую доблесть блюдя,
Над развалиной Брежневым в кухнях смеялись,
Восхваляя публично его как вождя.
Через сорок лишь лет с нас намордники сняли
По решенью высоких партийных господ,
И мы поняли, как от Европы отстали,
Как несчастен и беден российский народ.
От мечты о блаженстве в раю коммунизма
Мы почти излечились за эти года;
Ельцин нас обещал привести к новой жизни,
Но пока еще мы не пришли никуда,
И народу в большой и богатой отчизне
Жить приходится трудно, как было всегда.
Нам на смену сегодня идут молодые,
Им по силам задача Россию поднять.
Верю: будет свободной Россия,
А иначе за что же мы шли умирать?


Не хватает разговоров с ними. Теперь лишь воспоминания.

Profile

megaelephant

November 2016

S M T W T F S
  12345
6789101112
1314 1516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:48 am
Powered by Dreamwidth Studios