megaelephant: (Totoro)
Это был совсем нелегкий путь, чтобы прийти к пониманию того, что нельзя любить животных и при этом есть их, платить за то, чтобы кто-то их убил, держал их в жутчайших условиях, где нету ни света, ни воздуха - где нету даже не то что жизни, а самого существования.
В один момент, без всяких "переходных" периодов, я отказался от всего. И меня нисколько не ломало, не тянуло. Это резкое осознание так крепко меня взяло и держит до сих пор.
Я слышал о срывах, но срывы эти были у тех, кто перестал есть из соображений здоровья. Те, кто перешел по этическим соображениям, может тоже срываются, но я такого не слыхал.
Часто, да что уж, постоянно слышу, что как же так, ведь это таааак вкусно, как можно отказывать себе в удовольствии. И тааак сложно донести мысль, что в этом нет никакого удовольствия - участвовать в убийстве, экономически ли, морально ли. Даже когда на природе, люди делают шашлыки и просят меня помочь, хотя бы перевернуть на огне, я говорю нет, давайте-ка вы сами. Потому что мне в самом деле тяжело все это видеть, видеть результаты массовой бойни, настоящего геноцида. Мне становится физически плохо.
В общем, чтобы не быть лицемерным мудаком, который тискает кошечек и песиков, таскает их с улицы домой, чтобы они не погибли с холоду и голоду, я отказался от "продуктов" эксплуатации животных. Одним противоречием внутри стало меньше.
megaelephant: (vegаn)
В действительности, я не знаю, как правильно поздравлять. Какие слова говорить.
Я хочу лишь только, чтобы этот день был каждый день. Чтобы каждый и каждая осознавали, что все мы должны стремиться к равенству, к свободе и к сестринству. Что нужно быть собой, что стереотипы только убивают в нас людей, личностей.
Я понимаю, что борьба идет, что еще многое предстоит. Но я надеюсь, что победа близко. Как хочется верить.
Мои теплейшие поздравления сестрам из [livejournal.com profile] femunity, [livejournal.com profile] feministki, [livejournal.com profile] feminism
Доброго добра!
Ура!
megaelephant: (Уля)
Веганами не рождаются, в нашей полосе так точно. Здесь всех с молодых ногтей пичкают вкусной коровкой и ее очень нежным теленком, жирной хрюшкой и душистым поросенком... А еще ведь и лошадки, рубленные в колбасы. Не думаю, что и жеребята минуют эту судьбу. Ну уж про куриц, цыплят и яйца разве следует писать.
Всехвсехвсех запихивают в рот малышам.
"Как говорит коровка?"
"Мууу", - отвечает кроха.
"Правильно, кушай рагу. Коровка и мычит, и в ротик к тебе лезет. Как захотела поскорее, чтобы дитятку нашу собой да накормить. Мням-мням-мням каааак вкусно...."
Веганами становятся. Кто по каким причинам. Сестра вот утверждает, что это мода. Что я просто дурачусь, как-то уже и не пытаюсь ей объяснить, что когда я говорю, мне нравятся животные, как они есть на сам деле, а не убивать их и пожирать, для продолжения своего в общем-то бессмысленного существования, она закатывает глаза. "Глупости ты все говоришь!"

Каннибалами тоже не рождаются. В нашей полосе так точно. Здесь это осуждается. Как же так, есть человека? Это же дикость! Это же неправильно.
Ну вообще-то, по составу лучше и не придумаешь. И опять любая часть тела, любой орган не будет выброшен. Все пригодится.
Запугивают страшилками, что неусвояемость будет, запах дурной... Дурят, просто не хотят, чтоб их вкусненьких съели. А они вкусненькие. Не все конечно.
У алкашей не мышцы, а жилы одни, печень здоровая, но одна ж соединительная ткань. А еще метастазы всякие, гнойники... Бррр. Но, в общем, в голодные времена подойдут, но мы-то живем во время, когда этих вкусностей на земле уж около семи миллиардов. Так что найти вкусный обед - совсем не проблема.
Но кто-то скажет, стойстой, но ты ведь веган, тебе нельзя есть людей! Нельзя? Ну уж, бросьте! Мне люди не нравятся, в целом. Да и некоторые отрицают Дарвина, а некоторые считают, что их создал бог. Т.е. они вроде бы как и не животные даже. Но просто животные милые, а люди нет.
Конечно, тут много проблем с тем где и как хранить тело, чем его разделывать, как готовить (какие специи лучше для того или иного органа).... Но это все решабельно. В конце концов, кулинария - это поле экспериментов.
Люди ведь личности, у них есть семьи, мечты.... И чего? У коров тоже все это есть. Другое дело, что априори кто-то решил, что нет, а если и есть хоть что-то подобное, то для благой цели можно и не обращать на это внимание.
Просто не обращайте на это внимание. Да и что такое большая часть этих мыслей: поспать, вкусно поесть, попить, посовокупляться - это ж не высшая нервная деятельность. Это какой-то набор инстинктов.
Быть веганом в нашей полосе - это выбор. Тяжеленький. С постоянными издевками, демонстративными поеданиями бутербродов с колбасой или надкусыванием мяса с голени курицы.
Веган-каннибалы - это вообще изгои.

Ну да и ладно.

Добро.
Любовь.
Весна.
Обострение
megaelephant: (Totoro)

Сегодня я проснулся рано. На улице было темно, горело лишь несколько фонарей. Я подошел к окну и посмотрел на соседний дом. Темные окна с безразличием уставились на двор. Я встал на подоконник и открыл форточку. Прохладный ветерок обдал меня бодрящей волной. Я глубоко вдохнул свежий утренний воздух.
"Сегодня будет чудесный день!"
Я слез на пол, нащупал на стуле скомканные вещи и оделся. Выходя из комнаты, я еще раз посмотрел в окно.
Зашел в ванную и включил воду. Из крана текла тихая маленькая струйка. В полной темноте я почистил зубы и ополоснулся.
Я открыл дверь комнаты, где спал брат. Маленький человечек в странной позе - растянувшись по диагонали кровати, с раскинутыми руками, с запутавшимся в ногах одеялом - видел дивный сон, он улыбался. Я сел на краешек его кроватки. Маленький, с белыми, как солнце, волосами, смышленый мальчик. Я провел рукой по его лбу.
- Через страдание ты обретешь Рай. Истинное блаженство, которое не найти здесь, в этом царстве зла, - шепотом сказал я.
Он улыбался.
- Я тебя люблю, - прошептал я.
Я взял подушку и, положив ее ему на лицо, навалился всем своим телом. Он задрыгался в разные стороны. Я схватил его маленькие ручки и ножки.
- Тихо. Еще чуть-чуть, - шептал я.
Две минуты. Он страдал две минуты.
- Прости меня, - сказал я. - Но это несколько минут боли, вместо тех лет, которые тебя ждали. Годы мучений.
Я уложил его голову на подушку и укрыл одеялом.
В окнах забрезжил рассвет. Его легкие лучи упали на стены, окрасив комнату теплым нежным цветом. Птицы начинали петь свою утреннюю симфонию.
Я вышел из комнаты брата и тихо прикрыл дверь. Зашел на кухню и взял нож. Отец недавно его здорово наточил. Острый, как сирийская сабля.
Я открыл дверь спальни. Родители не закрывают двери. Ночью они тихо спят. Я подошел к изголовью кровати. Отец щекой уперся в подушку, обхватив ее сверху. Мама лежала у стены. Руки она положила под подушку.
"Я вас очень люблю!"
Я провел лезвием по шее отца. Из его горла вырвался хрип, а из раны хлестала темная горячая липкая кровь. Он схватился за горло. Он пытался что-то сказать, но вместо слов был хрип. Простыня и подушка потемнели.
Я разрезал горло маме.
-Простите меня, - шептал я, в то время как они вдвоем хватали себя за горло, пытались сделать глоток воздуха. - Я вас очень люблю.
Через несколько минут они были мертвы. Вся постель была пропитана их кровью. Я достал из шкафа две свежие простыни и укрыл их тела.
Я медленно вышел из комнаты. Вошел на кухню, вымыл в раковине нож и насухо вытер его полотенцем.
Я обулся, надел свою куртку, сунул нож во внутренний карман и вышел из дома.
Уже по-утреннему ярко светило солнце. Небо было чистое, лишь на востоке, у самых верхушек деревьев плыли прозрачные, чуть видимые облака. Они светились оранжево-розовым светом.
Я позвонил другу. Мне пришлось долго ждать его сонного "Алло". Я знал, что разбужу его, ведь на часах было не больше семи.
-Привет. Извини, что так рано, но это очень важно. Давай встретимся!
-Господи, который час?
-Сейчас около семи.
-Какие дела могут быть в такое время? А это не может подождать несколько часов?
-Нет, это очень важно!
-Черт, ладно, встретимся через полчаса у фонтана.
Я шел по спящему городу. Кое-где сонные водители протирали стекла своих машин. Дворники собирали мусор в коробки.
Через сорок минут он подошел к фонтану.
-Привет. Что такого важно может быть в такую рань?
-Очень много может быть важного! Пойдем, пройдемся.
Мы направились в парк.
-Знаешь, я много думал о людях, которые мне дороги. Мы стараемся сделать их счастливыми. И они стараются. Я бы хотел, чтобы они всегда были счастливы.
Он смотрел себе под ноги. Мы брели по аллее из тополей. Кое-где на белых скамейках были постелены газеты. Я достал из кармана нож.
-Знаешь, я тебя очень люблю. И я хочу, чтобы ты был счастлив.
Я воткнул ему в горло нож. Он схватился за рукоятку и вытащил его. Кровь фонтаном вырвалась из раны. Он бросил нож на землю. Сквозь его пальцы текла кровь. Он упал на колени. Одной рукой он упирался в землю. Через несколько секунд он свалился на спину, все еще прикрывая рану рукой. Его хрустально-холодные глаза смотрели на верхушки тополей.
Я поднял нож с земли, вытер его о траву и положил в карман. Я подошел к другу, склонился над ним и закрыл ему глаза.
Я пошел обратно домой. Улыбка приклеилась к моему рту.
Солнце приятно щекотало мои глаза. Его лучи целовали мою улыбку. Западный ветерок гладил мои волосы.
Я открыл дверь на крышу. Внизу уже вовсю ездили машины. Трубы завода коптили небо.
Я смотрел вниз.
"Простите меня за ту боль, что я вам причинил. Но знайте, что я хотел вам только добра. Вы больше никогда не будете мучиться, больше никакой боли, больше никакого зла. Я вас очень люблю. Теперь вы будете окружены лишь любовью и теплотой".
Я встал на край.
Птицы тихо пели свою песню.
Я прыгнул вниз.
-Будьте счастливы! - крикнул я. - Я вас люблю!

megaelephant: (vegаn)
Как только что-то заболит, схватишь ли грипп или начнется боль в суставах, то начинается излюбленная тема - ЕДА. Все смотрят в рот и говорят, что нужно бы поесть мяса. Как будто бы мясо - новое средство от гриппа. Или молоко, или сыр... Сколько не объясняй, что давайте-ка вы зайдете в поликлинику и в очереди спросите, кто ест все то, чем вы хотите меня накормить, и увидите, что все подняли руки. Так какого хера они тут делают, на этих скамеечках?! Они ж "правильно" питаются.
А я себя морю голодом, недополучаю чего-то. Правда, когда начинаю интересоваться, чего я не получаю, то тут как-то начинаются какие-то робкие слова про белки, животные, про кальций. Ладно б еще про B12 сказали. Ох, чего только не наслушаешься про биохимию, столько нового и доселе никому неведанного.
Сестра ехидничает и говорит, давай наедимся мяса. А мне жутко противно. Тошнота подходит к горлу от одной только мысли. Я смотрю на нее с укором - медики, таки медики.

И немного о боли. Когда схватывает так, что сжимается челюсть, что уже почти нет сил терпеть, в аптеке требуют рецепт. Мы живем в мире, где боль - средство контроля. Где для того, чтобы избавиться от нее, следует идти и выстаивать в очереди, доказывать, что тебе больно. Причем следует доказать, что не просто больно, а так, что вообще край. Терпите!
Они бояться нарколизации страны? Дада, конечно.
Онкобольные прыгают из окон. Как же, морфин, героин - ненене, это вредно.
Просто контроль. Просто держат на поводке.
Зато водка есть. Пейте водку! Растворяйтесь!

На улице март. На теплотрассах мусор, под снегом мусор, на дорогах песок и мусор. И люди ходят - в головах мусор. Утилизировать б, переработать. Вторсырье.


Я жалею людей.
Я презираю людей.
Я отчаялся думать
О печалях этого мира
И в свою печаль погрузился.

Мама

Nov. 26th, 2015 10:40 pm
megaelephant: (Deeper than you think)
Она удивительная - моя мама. Трудоголица, которая постоянно что-то делает. Время идет конечно, время не щадит, никого - и ее.
У нее было три мужа. От каждого у нее по ребенку. Она потом говорила: "Я взяла от них самое лучшее". Это конечно не совсем комплимент. Потому что нас было трое, все мы очень разные. Я был второй. Они прожили с отцом около семи-восьми лет. Я уже толком не помню, но вроде 93 год - это последний их совместый.
Они разошлись очень по-доброму.
Собственно она повстречала молодого парня, моему отцу исполнилось сорок.
Она была умна, красива, немного простовата. Орловщина была в ней, рязанщина, которая с годами немного подусилилась.
Сколько же она потратила на нас сил, сколько нервов мы сожгли с сестрами ей, сколько седых волос мы поселили на ее светлой голове? Она воспитывала нас, кормила, сидела с нами по ночам, гуляла...
Она удивительная - моя мама!
Она очень добрая. Всегда, до моего рождения и после, в доме были животные. Собаки, кошки, крысы, мыши, попугаи. Она учила нас заботиться, ухаживать, быть внимательными и добрыми. И многому мы, кажется, научились.
Мамай - так я ее называю со школы.
Я знаю, что до моего рождения она делала минимум два аборта. Когда я был пятнадцатилетним и много думал о том, как бы свалить из этого существования, мысли заводили меня в желании попасть в аботный список. Мысли разные бывают.
Наверное, она хотела видеть нас не теми, кем мы стали.
Удивительная она - мама!
megaelephant: (vegаn)
Завтра не буду стоять у плиты, потому что сготовлю все сегодня.
Каждый день что-то готовлю. Постоянно что-то да едим.
Завтра в планах:
1. Завтрак: бутики с пшеничной колбасой и маргарином, мюсли с растворимым кукурузным молоком, матэ.
2. Обед: суп-пюре из тыквы, брокколи, бульбы, моркови и ненарезанного лука.
3. Ужин: манка с тущенными в овощном соке цветной капусты, брокколи, горошком, стручковой фасолью, куркумой, поршком имбиря и кориандра, зирой и, конечно же, хмели-сунели.
Приятного аппетита!
megaelephant: (Totoro)
Сегодня день тот еще. Его конечно называют днем единства, народного-инородного, но тут нужно понимать, что это просто день ненависти. Потому что ничто, кроме ненависти в этом празднике нету.
Я сегодня свою долю ненависти получил, пока собирал мусор вдоль дороги, где я гуляю с пёсами. Дорожка небольшая, справа маленькая полоска травы с фонарями, слева лес. И всевсе засрано, закидано: банки, окурки, бутылки, пачки, обертки, пакеты, фантики - всего много. Я за полтора часа собрал восеь мешков мусора. Полтора часа жизни я потратил на то, чтобы убрать то, что можно легко донести до урны. Но нет, увы, проще сразу бросить. Удивляюсь, как они говно до унитазов доносят.
Я окромя своих соседей и всяких, кто ходит по этой дорожке, поненавидил уборщиков и обслуживающую компанию.
Собственно поляков я не стал ненавидеть. Где-то внутри меня течет может совсем чуть-чуть польской крови, но, думается, это не связанные вещи.

Года два с половиной назад мы записали этот трек и он все никак не потеряет своей актуальности, хотя конечно я бы переделал текст в некоторых местах.


В общем, всем добра!
megaelephant: (Deeper than you think)
Наше дело правое, победа будет за нами!
Помните и знайте, веган - это любовь!
По такому случаю, три замечательные книги, которые кого-то еще раз заставят подумать, почему мы не едим животных:
1. Руби Рот "Веган - это любовь"
2. Руби Рот "Вот почему мы не едим животных"
3. Дженна и Боб Торрес "Веган-Фрик"

Всем добра!
megaelephant: (vegаn)


Её голос до сих пор так же, как то эхо бетонных стен, стучит в моих ушах.
- Ну что? - тихо спросила она.
В комнате, в погребе, в подвале, я уже даже не помню, где конкретно это было, просто кроме парочки свисающих ламп и голых кривых стен в ней ничего не было; кроме стен и шести стульев, которые полукругом смотрели на металлическую дверь. Окон не было. Было сыро, пахло плесенью.
- Ну, что же вы молчите?
Это голос Стеши. Слегка с хрипотцой, у нее астма. Время от времени она достает ингалятор из нагрудного кармашка, встряхивает его и вдыхает. Перед ней, на обычных стульях, сидят связанные по рукам и ногам, во рту у каждого какая-то ветошь, которой когда-то мыли полы. Их глаза бегают из стороны в сторону, они испуганы.
Стеша стоит прямо перед ними: спина прямая, голова немного опрокинута набок, она медленно скользит по лицам сидящих, изучает их, читает, сверху донизу.
За нею стоят еще пятеро. Это Лита, Клест, я, Вика и Кот. Все мы очень по-разному одеты, ничего такого объединяющего нас нету. Все одеты в общем по погоде, потому что уже два дня идет дождь, который, говорят, со дня на день перейдет в снег. Но вот мы вшестером стоим и смотрим на тех, кто сидит на стульях, на связанных.
- Давай-ка мы послушаем тебя, - говорит Стеша. И вытаскивает кляп изо рта Игоря Пальца.
Не знаю, правда ли это его фамилия, но знаю, что угрожая, пытая и измываясь, он рубил, пилил, откусывал палец. Но кто знает, может это фамилия, ставшая прозвищем.
-Ты.. Вы.. Вы вообще не понимаете, куда вы ввязались! - хрипит он. -Да вам все крышка, вас закатают, я вас закатаю...
- Это мы уже слышали, - с улыбкой сказала Стеша. - Что ты скажешь нам о том, что вы сделали с этими девушками?
- Ты соображаешь вообще, кто я такой?!
Стеша достала нож и спокойно подошла к нему и резким движением провела лезвием по лбу.
Пальчик, как-то сейчас и язык не поворачивается назвать его пальцем, завопил.
- Да вы все покойники, - лилось сквозь слезы.
- Да, да, да, мы все покойники. Расскажи нам про девушек.
- Эти бляди, они мой товар, я делаю с ними, что я захочу, они мои. Хорошо работают - получают пряник, плохо - я их воспитываю. - Струя крови течет к уголкам губ и вот он начает плеваться ее. - Они мои, мои! Я ничего не буду тебе рассказывать!
Клёст делает шаг вперед, достает свой нож, длинный. Пальчик заткнулся, я не смог увидеть взгляд Клёсы, но догадался, что она куда-то смотрит, очень внимательно. Она подошла к нему, села на корточки и взяла его правую руку.
- Видишь ли, Игорь, это все сейчас просто игра. Все вы, - она показала на сидящих, - не уйдете отсюда живыми. Вас будут медленно пытать, так же, как вы пытали мою сестру, заставлял продавать себя, насиловал ее, тушил о нее окурки, выгонял голой на мороз. Нееет, у нас не так много времени с вами, но что-то для отмщения мы сделаем.
- Перестаньте, это же бизнес! Это же то, чего хотят люди, они платят за это, я лишь посредник.
- К какому пальцу ты испытаешь особую привязанность? - спрашивает Клёст. - Указательный? Средний? Наверное безымянный! Да, почему бы и нет.
Она очень ловко отделила его от кисти, три фаланги валялись на полу.
- Чшш, ну-ну, разве ты не испытывал массу удовольствия, когда делал это с другими, ну? Ведь это так приятно!
На стульях начали брыкаться, что-то мямлить.
Мы рассредоточились. Каждой достался свой. Стеша забрала у Клёсы Пальчика, Клёст взяла полноватого, вроде его звали Миша. Он, вместе с Пальцем, ездил по селам и городам, ловил на трассе девушек, дескать подвезти, насиловали, но не отпускали, забирали документы, пару дней держали в гаражах, где опять били и насиловали. Они называли это "привести товар в нужную форму".
Теперь тишина серой коробки заполнилась хрипами, стонами, скрипами.
Связанные брыкались; стоящие, спокойными движениями, сменяя ножи на горелки и обратно, медленно общались с сидячими на их языке. Это, если зажмурить глаза, походило на музыку. Я стоял напротив Борьки. Мы росли с ним почти в одном дворе. Бойкий, всегда лез к кому-то, не испытывал жалость. Детство было давно, прошло много времени, и из дворового забияки, он вырос в бородатую лысою бочку. Он явно узнал меня, хотя мы очень давно не виделись. Вместе с Пальчиком они держали дом, в котором удерживались девушки. Их крали, их обманывали, их били, истязали, насиловали, отрезали языки, заливали лица кислотой за неповиновения... И еще столько такого, что мне хочется кричать. Борька жалобно смотрит на меня и крутит головой, где уже вовсю струиться кровь.
-Нет, Борька, оставь все эту жалость, которую ты приготовил для себя всем тем, кому вы поломали жизни, кого вы пытали, мучали, ломали, заставляли, унижали... Распредели это на них, хотя, это уже не поможет им... Да и тебе тоже.
Лита и Вика - близнецы. Они, в отличии от остальных имеют историю. Здесь они мстят за себя лично. Полгода их держали и заставляли, черт, нельзя сказать работать... Черт, их заставляли терять себя. Им помог Кот. Кот оказался на вечеринке, небольшой. Подвыпив, его товарищи вызвали проституток. Уж как там шел разговор, он не знал, он очень не хотел, чтобы кого-то присылали, он говорил своим пьяным товарищам, что никаких проституток, о чем вы говорите, но его не слушали. "На пятерых двух и нормально будет. Через час будут". За час Кот успел напоить четверых знатно. Встав за стойку, он без перерыва делал коктейли, он буквально сам менял им стаканы. Когда Лита и Вика приехали, Кот сказал, что ничего не получится. Он предложил им просто посидеть и отдохнуть, но деньги свои они получат. За этот вечер Кот много узнал того, что раньше вообще никак его не касалось, все те смешные истории в этой сфере, которые почему-то никогда ему и не были смешными, стали страшными и пугающими. Время шло. Отсидеться тут и отправить их куда-то он просто не мог. "Я вам помогу выбраться! Я не знаю как, но вы не вернетесь туда". Он позвонил своей подруге, Стеше. Стеша долго молчала, но ответила, "да, вези их ко мне".
Стулья скрипели, под ними натекло уже несколько маленьких лужиц крови.
Стешина сестра тоже прошла через Пальчика. Умница десятиклассница, высокая, совсем с детским лицом, никаких теней и губных помад... Еще совсем маленькая, совсем девочка."Да, вези их ко мне". Лита и Вика очень боялись. У них ничего не было: презервативы, да несколько мятых купюр, пачка сигарет, зажигалка.... Паспорта лежали в сейфе.
Да, кто-то скажет, что это убийство, самосуд, это пытки, что так не должно быть, что ведь есть полиция, суд, прокуратура, власть, закон, Конституция....Все есть, да ничего нету.
Под Игорем уже четыре пальца. Палец извивается, его лицо багровое, слезы, сопли.
Стешину сестру нашли в болоте. У нее были выбиты все зубы, лицо обожжено, на шее следы веревки... Холодные черно-белые снимки криминалистов и такие холодные слова заключения. "Многочисленные ушибы, отеки, зубы удалены при жизни, душили долго, с перерывами, следы изнасилования, сперма найдена на небе, в прямой кишке и во влагалище...."
Стеша берет плоскогубцы, Лика стамеску и молоток, Клёст не выпускает из рук ножа, Вика покачивает маятником топор, я задрал голову и верчу в пальцах небольшой канцелярский ножик, а Кот всему предпочел паяльную лампу.
megaelephant: (Deeper than you think)
Другим
Ты можешь сказать,
Что это слухи.
Но когда сердце спрашивает,
Как ты ему ответишь?

***

Jun. 15th, 2015 12:33 pm
megaelephant: (Уля)
Знание, осознание и солидарность в борьбе с равнодушием, глупостью, войнами и государствами.
megaelephant: (Deeper than you think)
В солнечный летний день, затянутый облаками, хорошо идти по дороге. Вокруг все уже зеленое, везде поют птицы, облака плывут, медленно, то быстро - лето. Синее, серое - небо.
И если вдруг где-то среди тропок заметить скамейку, то вполне можно присесть и может открыть книгу, и даже начать читать. Тихо, жужжат только земляничные белые цветки, да щебечут над самой головой кто-то, голосистые.
В тени, ветер только дергает ветви, гладит листья, шуршат, и свет, падает, легко, почти как снег.
Мимо гуляют (тоже тихо): коляски, медленные старики, мятый в спортивном, маленькое с большой вязанкой книг на лямках.
Тихо.
- Ты давно тут сидишь, - послышалось из-за страницы.
Дочитывая до запятой, голова оторвалась и метнулась вперед.
Рядом со скамейкой, рядом с большою сосною, на земле сидела собака. Цветной, светится в тени и шуршащих листях. И только где-то впереди или сзади кто-то тонул в глубине деревьев.
- Я уже давно тут, уже столько успел оббегать, а ты все сидишь.
Собака говорила. Уши и глаза отчетливо воспринимали.
- Прости, ты говоришь со мною?
- Разве здесь есть кто-то кроме тебя?
В такие летние дни может хорошо залить голову солнцем.
Она немного накренилась в бок и задней лапой начала яростно чесать ухо. После встала и от хвоста до шеи прокрутилась.
Она в самом деле много бегала, бывала то там, то тут.
- Собаки не говорят, - тихо вырвалось изо рта.
- Ну да не придумывай!
Слова застряли еще где-то у носа, так и не смогли они зашевелить язык, тихо гудели они внутри.
- Сидишь и читаешь - это здорово. В общем-то, - сказала она, вновь усевшись на бок, - мне пора бежать.
 - Хорошего дня.
- Надеюсь, что в следующий раз наш разговор будет более толковым.
Она встала и медленно пошла, все быстрее и быстрее передвигая ногами, растворяясь в загустевшей зелени.
megaelephant: (Totoro)
В начале сотворила Богиня небо и землю.
Земля же была прекрасна и полна.И не отдыхала Она, а сразу заделала много всего хорошего, сказав:лезь трава и деревья, светите солнце и мириады звезд, водоросли и всякие чудесные растения; появитесь птицы и рыбы, и животные диковенные всякие, плавайте и летайте, бегайте и ползайте, ибо это хорошо и прекрасно.И среди этого всего хорошего, что создала Она, были женщина и мужчина.И сказала им Богиня: я сделала вас по Своему образу и подобию;Живите в мире со всем вас окружающим, на этой земле вы такие же, как и все остальные, никто не владеет этой землей, никто не владеет этим небом, никто не владеет водой - все это общее, все это для всех.И все так и было, хорошо и прекрасно!

Во имя Матери, Дочери и Святой Голубки.Аминь.
megaelephant: (vegаn)

Пифагор (570-470 до н.э.): До тех пор пока люди будут резать животных, они будут убивать друг друга. И, действительно, тот, кто сеет зерно убийства и боли, не может пожинать радость и любовь.
Франсуа Вольтер (1694-1778): Какая скудость, какая нищета ума, говорить, что животные - машины, лишенные понимания и чувств...
Авраам Линкольн (1809-1865): Я за права животных и за права человека. Это путь развития человечества.
Лев Толстой (1828–1910): Общество, которое плохо относится к животным всегда будет нищим и преступным.
Эмиль Золя (1840-1902): Вопрос животных для меня важнее, чем озабоченность тем, будут ли меня высмеивать.
Джордж Бернард Шоу (1856-1950): Животные - мои друзья... и я не ем моих друзей.
Махатма Ганди (1869-1948): По моему убеждению, жизнь ягненка не менее ценна, чем жизнь человеческого существа. Я утверждаю, что чем беспомощнее создание, тем большее право оно имеет на получение защиты против жестокости человека.

megaelephant: (Totoro)
Поговаривают, что есть власть силы, что сила, она всему голова. Кто сильнее, тот и прав. Что либо подчиняешь, либо подчиняешься. Что так устроено, что ничего поделать нельзя. Что так было, так есть и так будет.
Не подчиняйтесь!
Не подчиняйте!
Page generated Jul. 29th, 2017 11:54 am
Powered by Dreamwidth Studios