megaelephant: (Купание)
Несмотря на всю эту скоротечность, молниеносность времени, ее абсолютную невязкость, которая ускользает, оставляя даже не только воспоминания, а скорее порой лишь просто следы, отпечатки, шрамы, отколы. Вполне пока.
И мчит, и никак ни на что не хватает уже, даже просто подумать, а если время подумать. Обернулся - минута уже часом значится, а два месяца - годом. Смотришь, присматриваешься, вглядываешься, щуришься. Следы только.
Настоящее краем глаза и потом сразу там, осмыслять, хоть уже то, что случилось, пусть и прямо сейчас.
Убегает оно. Сшелушивает, бороздит, отламывает, седеет, лысеет, кашляет, поднимает давление, скрипит, ноет, вылетает, выпадает, горит, тает...
Бежит и что-то с собою и прихватывает. Вперед - в никуда, ничего, оставляя позади - вроде то, что кто-то назовет жизнь.
Бежитбежит.
Следует ли так спешить, часы?
Или же пора ускоряться, сжимая шаги?

Зато хороши звезды, пора побродить под ними в таком морозном воздухе, нечего обращать на эти совершенно ошалевшие стрелки и цифры.
Ветки и стволы нависли.
Яркие. Потухшие, летящие отголоски мертвецов. Лишь прошлое, лишь оно.
Несмотря на всю эту скоротечность.
megaelephant: (Купание)
Все бессмылсенно - все вокруг.
Еще давным-давно, наверное еще до того, как в нашей маленькой общежитной комнатушке с друзьями мы сформуливаровали основную эту фразу; внутри она была - бесформенная, но росла, крепла, набирала сил и впитывала все то, что после стало ей.
Мир бессмысленный со всеми этими драмами, хватаниями за сердце, опозданиями, ломанием голов, слезами, угрызениями, признаниями, клятвами. Все лишь наша собственная выдумка, наша собственная игра, которой мы порой придаем слишком большое значение, большее, чем оно заслуживает.
Льем слезы, бьем в грудь, произносим эти "ненавижу", "люблю", "не могу больше этого выносить", "с меня хватит", "ничего не получится", ничего не выйдет"....
Миру неважно, кто мы и что делаем. Миру все равно, а вместе с ним и нам.
Вместо мечтателей на смену нам пришли прагматики, цинники, хладнокровные, бесчувственные, каменные, стальные фигуры.
Возникает наверное вопрос: "А зачем тогда быть тут?"
А просто так, до тех пор, пока не надоест.
Пока не надоест вставать по утрам и получать радость от этого серого дождливо-снежного ливня, яркого палящего солнца, темных сумерек, непроглядной ночи, страшных мыслей, страшных лиц, их действий, лжи своей и лжи других, от рек крови, от массовых убийств под радостные улыбки и крики "ещещещеще"...


Радость, маленькая улыбка, интерес - вот наверное, что все еще держит здесь. Может быть даже надежда, что можно эту костную негнущуюся структуру как-то переделать, вдруг. Для чего? Для просто так! Все изначальна здесь не имеет ни капельки значения.

Мы свечи, горимгорим, может быть освещаем всю тут темень кругом, но выгорая, чадя и гасня, оставяляем после себя лишь застывшую лужицу...

.... пока радость, улыбка и интерес, понять, как оно это все устроенно.


Из окна смотрит западный ветер,

Тучи укутали ели
Вдали песня звучит
той,

кто несет солнца луч
megaelephant: (Deeper than you think)
Я сидел на окне у супермаркета. За моей спиной было огромное стекло, в котором можно было видеть продавщиц.
На часах было уже за полночь. Я сидел, пил пиво и курил. Сигарета медленно тлела. Я вдыхал дым, такой приятный и желанный, и выдыхал его в холодный и враждебный ночной воздух.
Polly wants a cracker
I think I should get off her first
В магазин зашло парочку ребят сомнительного вида - здесь часто встретишь таких.
 Еще глоток, еще одна затяжка.
Кто-то вышел. Он потрепал меня по голове, а я дал ему пинка.
Иди к черту, - пробурчал я. - Катись ко всем чертям!
Курт надрывался. Этот кто-то пошел дальше, оборачиваясь в мою сторону.
"Козел!"
Еще глоток, еще затяжка.
The finest day that I've ever had
Was when I learned to cry on command
- Привет! - кто-то протянул мне руку.
- Привет, - машинально ответил я.
"Какая холодная ночь. Как здесь холодно. Совсем не похоже на июнь".
Я был в куртке, бежевой с черным.
Холодно.
Кто-то выходит, кто-то входит. Обрывки фраз, которые ни о чем не говорят. Глупость все!
"Куда они ушли? Уже можно было все давно купить!"
It's okay to eat fish
cause they don't have any feelings
Я бессмысленно смотрел на стену.
Еще одна затяжка, еще один глоток.
Кто-то подошел и что-то спросил, а я все также бессмысленно смотрел перед собой.
Кто-то толкнул меня.
- Что-то нужно? - спросил я.
- Деньги есть? - спросил этот парень. На вид ему было не больше двадцати, щуплый и высокий.
- Гол как сокол, - ответил я без всяких эмоций. Это была чистейшая правда - в кармане не было ни гроша.
И тут яркая вспышка. Удар.
My girl, my girl, don't lie to me
Tell me, where did you sleep last night?
Стекло треснуло, звонко и почему-то очень весело. Бац, бамс, дзвонь.

Когда приехала скорая,
все было залито кровью,
моей кровью.
Don't expect me to cry.
Don't expect me to lie.
Don't expect me to die for thee.
megaelephant: (Deeper than you think)
— Мамка, мамка, нам сягоння
Гаманілі ў школе
Аб якойсьці Беларусі,
Што жыве на волі.

Хоць я слухаў вельмі шчыра
(Не люблю іначай),
Ды ніяк не мог уцяміць,
Што ўсё гэта знача.

— А вось тое, мае дзеткі,
Глянь-зірні наўкола:
Бачыш гэтыя сялібы,
Хаткі нашых сёлаў;

Гэта поле — шнур ля шнура —
Ўзгоркі і лагчынкі,
На узмежку грушу-дзічку,
Крыж каля пуцінкі?

Бачыш логі, сенажаці,
А на іх — крыніцы,
Далей — бор зялёны, гонкі,
Што увысь глядзіцца?

А там далей, дзе ўжо вока
Дасягнуць не можа,
Тое самае пабачыш, —
А ўсё так прыгожа!

Сотні вёсак і мястэчак,
Гарадоў нямала,
Рэк бурлівых, пушч гамонкіх
З неапетай хвалай.

Там плывуць Дняпро і Сожа,
Ды Дзвіна і Нёман,
Белавежы, Налібокаў
Там чуваці гоман.

Гарады — Мінск, Віцебск, Вільня,
Магілёў, Гародня
І Смаленск з сцяной цаглянай
Разляглі выгодне.

Аб вялікай нашай славе
Сведчаць на свет цэлы, —
Як жылі мы, панавалі
Ў родным краі смела.

Во ўсё гэта, мае дзеткі,
Ад межаў да межаў
Беларусяю завецца
Й да цябе належа.

— А! Ўжо сцяміў! Дык багат я,
Меўшы столькі цудаў:
Гэткім чынам я ніколі
Служкаю не буду.

Ну, а йшчэ скажы мне, мамка,
Бо я не разважыў:
Што такое беларусы,
Як настаўнік кажа?

— Ах, які ты йшчэ дурненькі,
Каб не скеміць гэта!
Ну, паслухай: усе людзі
Што ад лета ў лета,

Ад пакон вякоў жылі тут
І жывуць сягоння,
Носяць світкі, носяць лапці
Ды былі ў прыгоне,

Ўсе — і ты, і я, суседзі,
Хто, па-твойму, прусы?
Дык жа ўцям: на Беларусі
Жывуць беларусы!

Ды яшчэ, каб лепей ведаў,
Мушу табе ўспомніць:
Беларусы беларускай
Гутаркай гамоняць.

— Вось яно што! Праўда, мамка,
Ўжо сабе ўтлумачыў:
Беларус я! Ох, дам пытлю,
Хто скажа іначай.

Ну, але яшчэ не ўсё тут
Ясным мне здаецца:
Што такое беларускай
Гутаркай завецца?

— Ой, дурненькая варона,
Што з табой чыніці!
Як жа йначай беларусы
Могуць гаманіці?

Як жа мы з табой гуторым
Вось у гэту хвілю?
Як жа я пяю над зыбкай
Для малой Марылі?

Ды паслухай, як на вёсцы
Кажа дзядзька, цётка;
Як пяюць улетку жнеі
За сваёй работкай;

Як бабуля баіць казкі
Аб нядолі-долі;
Як начлежнікі спяваюць
На начлезе ў полі?!

— Ну, ўжо знаю, знаю, мамка!
Як у люстры бачу,
Пакажу я ўсяму свету,
Хто я, дый што значу!

Profile

megaelephant

November 2016

S M T W T F S
  12345
6789101112
1314 1516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios